Густав Малер

Родился в Чехии, а прославился в Вене...

Вена... Дунай огибает город с севера. Широкие бульвары, плоские парки, немереные площади с дворцами. Уютный город, действительно чудесным образом сочетающий домовитость с такой роскошью, которую в Европе достигают лишь Париж, Милан, да и обчелся. Переходя от пышности Ринга (некий аналог московского Садового кольца) к плетению мощенных брусчаткой улочек, словно перемещаешься из центра империи к ее окраинам. Или - именами конкретных городов - из Вены в Прагу. 

В этом очерке, друзья, расскажем Вам об удивительно талантливом композиторе, который из уютной Чехии переместился в Вену. Композитор Густав Малер родился в скромной чешской провинции. В этом весьма неординарном человеке очень легко соединились наивность и интеллектуальность, провинциальность и рафинированность, чешская деревня, где он появился на свет и австрийская столица, где он окончил свои дни.

Перенесёмся в конец XIX - начало ХХ века... Австрийская столица живет оперными страстями... Тогда музыкантов знали, как матадоров в Севилье!

Когда Малер шел по улице, то даже извозчики, оборачиваясь ему вслед, возбужденно и испуганно шептали: "Малер!" Был популярен, но никогда не был любим. Никогда не был чем-то вроде "любимца Вены": для добродушных венцев в нём было слишком мало добродушия.

В музыке Малера было всё натурально - как сама жизнь: чередование торжественности с обыденностью, пафоса с фривольностью; марши, вальсы, звон коровьих колокольчиков, народные песни, танцы и т. п...

Он обожал природу - это очевидно в музыке. А Вена для него была "оркестрованным городом", в котором он мыслил не мелодиями, а оркестрованными темами. Вена превращалась в роскошную оперную столицу при Малере и укреплялась Малером.

Сын винокура и внук мыловара Малер родился в чешской деревне Калиште. В семье кроме него было ещё одиннадцать детей. Когда Густаву было три месяца, семья переехала жить в город Йиглаву. Сейчас в городе привлекательного мало, хотя в малеровские времена здесь были театр и большой муниципальный оркестр. Культурная жизнь чешских немцев в Йиглаве, к которым относилась и немецко-говорящая еврейская семья Малеров, была на очень высоком уровне.

…Венская опера открылась в 1869-м, за шесть лет до того, как Малер приехал сюда учиться в консерватории. Тогда в столице было меньше миллиона жителей, а когда он занял пост директора Венской оперы, в 1897-м - было уже больше полутора миллионов.

За десятилетие директорства в Венской опере (1897 - 1907 гг.) Малер вознес оперу на невиданные в Вене высоты, и вместе с тем нажил множество врагов: в работе он был диктатор, причём капризный. Завёл в опере невиданные порядки: опоздавших посетителей не пускали в зал, даже высокопоставленных. Известны случаи, когда благородные аристократы жаловались императору Францу-Иосифу I (в конце концов, опера была придворной), но тот отвечал: "Есть директор. Я могу выразить желание, но не отдать приказ".

Малер был необычно для музыканта образован: разбирался в естественных науках, знал философию и литературу, испытал сильнейшее влияние Шопенгауэра, Ницше, Достоевского. На критику иногда отвечал вопросом: "Говорите, господа, что вам "не нравится" - не означает ли это, что вы "не понимаете"?

"Моя конечная цель есть и останется Вена. Я никогда не чувствую себя дома где-либо еще" - это Малер осознал очень рано. Он не стеснялся в выражениях, говоря о Вене: "божество южных широт", "земля обетованная". Противореча фактам, родиной называл Вену.

Но в Праге Малер впервые услышал сочинения Сметаны, Дворжака, Глинки. Во многие вещи Густава Малера вошла чешская музыка - страны его детства. И мало кто сделал для славянской, особенно русской, музыки так много. После премьеры "Евгения Онегина" в Гамбурге (прошла под руководством Малера), присутствовавший там Чайковский восторгался: " Здесь капельмейстер не какой-нибудь средней руки, а просто гениальный!" За первые свои шесть лет в Венской опере, Малер поставил восемнадцать новых для города вещей, из них четыре - русские: "Евгений Онегин", "Демон", "Иоланта", "Пиковая дама". Первым представил в США "Проданную невесту" и "Пиковую даму".

Малер покинул Вену, когда перестал ощущать себя триумфатором. Венцы слишком поклонялись музыке, чтобы десять лет терпеть деспотического законодателя, пусть и гениального. 5 декабря 1907 года он отбыл с Западного вокзала. В Америку…

Можно предположить, что иной Веной для него могла бы стать Америка, где он оказался первым иностранным композитором, который реально влиял на повседневную музыкальную жизнь. Помешала болезнь - иначе у Америки были бы не только Рахманинов и Стравинский, но и Малер.

Выбирая место для поселения на покой (он уже знал о больном сердце), размышлял: "...И всё же я думаю, что в ближайшее время мы обоснуемся где-нибудь близ Вены, где светит солнце и растут красивые виноградные лозы, и больше не будем трогаться с места".

Возвратившись в Вену умирать, Малер окончательно вернулся именно в Гринцинг в мае 1911 года - на местное кладбище. Здесь, а не на Центральном, рядом с Бетховеном, Шубертом, Брамсом, Штраусами он завещал себя похоронить - без речей и музыки. На невысоком надгробье в стиле арт-деко - только имя и фамилия. Малер сказал: "Те, кто придут ко мне, знают, кем я был, а другим знать не надо".

Наши экскурсии

Наш путеводитель

Трансферы из Праги

Подписчики ColourTour

 

Погода в Праге

Яндекс.Погода